КЛАД КРЕМНЕВЫХ ОРУДИЙ ИЗ ОКРЕСТНОСТЕЙ Г. ДНЕПРОПЕТРОВСКА

2 роки ago Sukhomlyn 0

© И. Ф. КОВАЛЕВА

Археологические исследования поздненеолитических стоянок Порожистого Днепра неоднократно обнаруживали присутствие на них кремневых орудий, отличных как по материалу, так и по технике от обычных микролитических форм Надпорожья. Но редкость находок, с одной стороны, и отсутствие кладов кремневых орудий, содержащих импортный материал‚ с другой, был и причиной малой изученности обменных связей населения порожистой части Днепра в поздненеолитическое время.

Наши представления об этой важной области хозяйственной деятельности древних племен существенно расширились с поступлением в Днепропетровский государственный исторический музей клада кремневых орудий, состоящего из 75 предметов – клиновидных топоров и наконечников дротиков. Клад был найден весной 1959 г. местными краеведами В. Оплятой и B. Ильиным при обследовании ими берегов Игренского полуострова, расположенного в 8 км к югу от г. Днепропетровска. Игренский полуостров
широко известен в археологической литературе своими многочисленными
неолитическими стоянками и могильником эпохи меди меди у с. Чапли. С севера он омывается р. Самарой, с запада и юга – Днепром, с востока его отделяет от материка широкая долина р. Шиянки, впадающей в Днепр в южной части острова. По своему происхождению он тождествен древним днепровским островам и представляет собой песчаные отложения на гранитно-гнейсовой основе, и лишь в северной части, к которой примыкает
разветвленная дельта р. Самары, имеет плавневый характер.

Такой же характер имеет далеко выдающийся низкий, затапливаемый
полой водой мыс, известный y местных жителей под названием Попов, в северо-восточной части которого был обнаружен публикуемый клад. Ежегодный размыв, отрывая от берега глыбы жирного аллювиального супесчаного чернозема, превратил перешеек мыса в узкую стометровую перемычку, поверхность которой изобилует впадинами-промоинами, образуемыми весенними водами. По свидетельству находчиков, клад был обнаружен на дне именно такой ямы, на глубине 0,45-0,5 м от современной
поверхности. Сперва был извлечен один, лежавший сверху (очевидно, вымытый водою) кремневый топор, а затем расчищена вся груда кремней,
лежавших іn situ в неглубокой прямоугольной яме с вертикальными стенками. Орудия лежали в определенном порядке – по убывающим размерам, причем все они были поставлены на ребро, что, очевидно, увеличивало вместительность ямы. Самые тщательные поиски, равно как и контрольный раскоп, заложенный на месте находки, ‘не дали других материалов, хотя на Поповом мысу и известны стоянки эпохи бронзы, вынесенные ближе к оконечности мыса, где находится могильник того же времени. Изолированность от других находок, наличие специальной ямы-тайника, скопление многих десятков крупных орудий в районе, где кремень отсутствует как сырье‚— все это говорит о том, что перед нами клад, и клад ценный. В его состав входят следующие предметы.

1. Семь крупных орудий подтреугольной формы с утонченным широким лезвием и узким обушком, возможно вставлявшимся св деревянную или костяную рукоятку Поверхность топоров-клинок; подвергнута двусторонней обработке, теслообразное лезвие подправлено вертикальной ретушью (рис. 1, 1-3). Материал – светло-серый кремень с буроватым налетом.

2. 59 наконечников копий и дротиков, среди которых различается несколько подтипов.

а. Два наконечника дротиков листовидной формы, несколько вытянутых пропорций, совершенно идентичных как по технике двусторонней обработки мелкой вертикальной ретушью. так и по материалу — светло-серому
прозрачному кремню (рис. 2, 1, 2).

б. Два наконечника клиновидной формы, с широким основанием и скругленными углами при нем (рис, 2, 3).

в. Девять наконечников подтреугольной формы с асимметричными сторонами; один из углов при основании образует выступ наподобие шипа.
Кремень темно-каштановый прозрачный (рис. 2, 4, 5).

Г. 48 наконечников копий в форме равнобедренных треугольников с широким основанием и слегка округленными боковыми сторонами. Поверхность обработана со спинки мелкой ретушью. Кремень серый, с темными прожилками (рис. 3, 1-4).

д. Семь заготовок под наконечники копий со следами первичной обработки. В некоторых намечена подтреугольная форма, удалена меловая корка. Кремень того же качества, что и в готовых изделиях Размеры обычно не превышают 12 х 7,5 см.

Найденный на Поповом мысу Игренского полуострова клад кремневых
орудий (рис. 4) представляет большой научный интерес. Он еще раз‚ как ранее Старо-Орлицкий клад1 и находка у Перевозных хуторов недалеко от г. Никополя2, заставляет ставить вопрос об источниках снабжения кремнем районов Порожистого Днепра.

75 орудий и составе Игренского клада сделаны из прекрасного темно-серого и каштанового кремня, выходов которого нет в описываемом районе и который ведет нас по Самаре вверх, к Северскому Донцу и Центральной Харьковщине с ее богатой кремневой индустрией3.

Массивные кремневые топоры и большие. тяжелые наконечники копий и дротиков из Игренского клада находит себе ближайшие аналогии в макролитических материалах Донеччины4. В качестве же непосредственных аналогов публикуемому кладу можно назвать известные Гончаровские клады5, в составе которых есть подтреугольные наконечники дротиков, близкие игренским, а также отдельные орудия, найденные в сс. Петровском и Зливке6, в раскопках В. А. Городцова в сс. Семеновке и Ковалевке7.

Для сравнительного изучения Игренского клада большое значение имеет также найденный в 1816 г. в окрестностях г. Луганска Донецкий клад, в составе которого было множество орудий, ножей, пил и пр‚, «все из чистого кремня с большим искусством сделанные»8. К сожалению, клад

утерян, что не дает возможности сопоставить его предметы с входящими в состав Игренского клада, но сам факт находки третьего столь крупного клада (из 10 зарегистрированных по СССР) на Донеччине свидетельствует об ее исключительной роли в производстве кремневых орудий на обмен.

Рис. 4. Кремневые топоры из Игренского клада.

Выдвинутый к востоку район Порожистого Днепра тесно связан с Донеччиной левыми притоками: Орелью и Самарой — на севере, Конкой – на юге. По этим водным артериям осуществлялись культурные и торговые связи на протяжении многих исторических эпох, по этим же рекам шел донецкий кремень в Припорожье, не имевшее собственного сырья. Об использовании рек как путей сообщения в поздненеолитическую эпоху свидетельствует и тот факт, что большинство известных кладов, как Старо-Орлицкий, оба Гончаровских, Игренский и т. д.‚ найдено вблизи водоемов и на тех водных путях‚ которые так или иначе связаны с бассейном Северского Донца. Нам представляется возможным указать на особую роль Игренского полуострова, бывшего как бы перевалочным пунктом на путях, ведущих по Самаре и ее притокам вверх, к известным кремневым месторождениям Донеччнны9 и ее кремневым мастерским. Анализ Игренскою клада позволяет сделать следующие выводы.

1. Кремневые орудия, найденные весной 1959 г. на Поповом мысу Игренского полуострова и не связанные с культурным слоем в специальной яме-тайнике, представляют собой клад.

2. В составе клада преобладают готовьте орудия, число заготовок незначительно (9 шт.). и совершенно отсутствуют отходы производства, что
дает право рассматривать клад как запас готовых орудий и полуфабрикатов,

3. Все вещи вышли из рук опытного мастер, имевшего значительный производственный опыт. Это подтверждается единообразием обработки орудий, причем совершенно идентичный характер двусторонней обработки наконечников убеждает нас в том, что они вышли из рук одного мастера.

4. Наличие многих однотипных предметов в составе клада говорит о том, что он предназначался для обмена.

5. Игренский клад изготовлен в кремневых мастерских Донеччины, где ему имеются многочисленные аналогии.

6. Связь Припорожья с бассейном Северского Донца осуществлялась
по левым притокам Днепра — Орели. Самаре, Конке. Первоочередной задачей в деле изучения обменных связей населения этих двух районов
должна стать детальная археологическая разведка по рр. Самаре и Волчьей с ее притоками.

Нам представляется возможным определить время зарытия клада концом неолитической эпохи – началом эпохи энеолита Такой датировке не
противоречат приводимые нами аналогии, а сам факт появления кладов каменных орудий. как известно, характерен для поздненеолитического времени. Подводя итог всему сазанному, нужно отметить, что публикуемый нами Игренский клад по своим размерам в настоящее время является единственным в СССР10. Он дает новый материал к вопросу о развитии обмена в первобытном обществе.

1 М. Я. Рудинський. Старо-Орлицький скарб иеолітичної доби. – Антропологія. т. ІІ. – Київ, 1929, стр. 266.
2 А. А. Формозов. Клады каменных орудий на территории СССР. Archelogickie rozhledy, № 5, 1958, стр. 640-642.
3 М. В. Сібільов. Старовинності Ізюмщини, вып. І, Изюм, 1926, табл. VII и VІІІ; вып. IV, 1930, табл. XXXIV; С. Н. Одинцова. Розвідка археологічних пам’яток на Сіверському Дінці в 1948 р. АП, IV, 1952.
4 М. В. Сібільов. Ук. соч., вып. І, табл.. Х; вып. IV, табл. VII-VIII, XI, XCVI.
5 C. Н. Одинцова. Клады кремневых орудий из с. Гончаровки. КСИА, вып. 6, 1956, стр. 44.
6 М. В. Сібільов. Ук. соч., вып. ІV, табл. LXXХII.
7 В. А. Городцов. Результаты археологических исследований в Изюмском уезде. Тр. ХІІ АС, т. 1, М., 1905, табл.. VII, 3-5.
8 Гесс де Кальве. Опыт исторического исследования об образовании человеческих способностей в особенности по части минералогии. Цитируется по работе А. А. Формозова «Клады каменных орудий на территории СССР», стр. 638.
9 А. Л. Туманский. Кремень. М., 1946.
10 Гончаровский клад, насчитывающий 93 предмета, утерян.

Опубліковано у:  Советская археология. – 1961. – № 4. – с. 245-249.